Уплотняя пространство. Алексей Андреев / Alex Andreev/

Мы беседуем с одним из ведущих цифровых художников России Алексеем Андреевым. Многие из его работ вам известны. Сегодняшняя публикация — это лонгрид. Но, если вы действительно любите digital art, это чтение будет для вас захватывающим. Потому что Алексей не просто художник, он разработчик концептов, он идет в авангарде новых проектов, он прокладывает цифровой живописи путь в будущее.

VM: Вы один из первых российских художников, которые начали делать серьезные работы в цифре. Почему вы выбрали digital art?

Я получал образование еще в 20 веке, когда не было никакой цифровой живописи, никакого фотошопа, во всяком случае, в доступном виде. Я рисовал графику. В художественное школе у меня был очень хороший учитель, художник-график, и я начал рисовать, используя его стилистику. Тогда это были карандаш, тушь-перо, офорты. Я много рисовал в этой технике, но не был доволен результатом. Все это не позволяло мне выполнить задачу, которую я ставил перед собой – чисто и без потерь переносить на материал картины, встающие перед моими глазами, то что возникало в мозгу спонтанно — что-то вроде скриншота сознания. То, что делалось традиционными материалами, было для меня критически долгим процессом, вынуждало идти на компромисс в угоду старым технологиям, не позволяло следовать за изменчивостью образа.

Интерес к компьютерной графике у меня возник сразу, как только она появилась в зоне доступа. В этом смысле мне повезло, в Новгородском Государственном университете, где я учился, уже в 1995 году появилось оптоволокно, развивались новые медиа, я к этому времени знал все имеющиеся тогда в наличии графические редакторы. В 1996 году у меня уже был свой сайт, и я занялся дизайном.

А в 2005 году Георгий Данелия решил снимать «Ку!Кин-дза-дза», анимационный ремейк фильма. Меня нашли по моему сайту (моя стилистика показалась подходящей) и обратились с предложением стать художником-постановщиком фонов. Так я вошел в состав съемочной группы Георгия Данелия, прекрасного мастера и человека. В проекте я занимался и фонами, и концепт-артами. Работая над мультфильмом, я открыл для себя безграничные возможности цифровой живописи (концепт-арт создается именно в этой технике) и понял, что хочу заниматься ею дальше – это моя идеальная техника. С тех пор я в digital art.

Я вижу в цифровой живописи множество преимуществ перед традиционной. Это в десятки раз быстрее. Не нужна мастерская, вся моя мастерская — это планшет, на котором я могу работать везде в любое время дня и ночи. Нет проблем с транспортировкой и хранением готовых работ. Одну и ту же работу можно продать несколько раз в качестве постеров Limited edition.

Огромные преимущества у цифры и в продвижении. До наступления эры интернета художнику сложно было получить известность. Случайные выставки не дают такой возможности. На них приходит лишь небольшая часть потенциальных зрителей. Не было такого глобального продвижения, когда размещенную в сети работу мгновенно видят несколько десятков тысяч человек по всему миру.

VM: 29 мая 2019 года началась реализация вашего проекта «Плотность пустоты». Как он создавался, кто над ним работал, как возникла идея, сколько времени прошло от замысла до воплощения? Чего вы от него ждете?

Вы говорите о проекте с дополненной реальностью и приложением Alchemy AR? На выставке «Горизонт ожидания» в ЦДА один искусствовед написала, что мы выставляем работы, сделанные в новых технологиях, на новой технике, но используем старомодные коммуникации. Я с ней полностью согласен.

Новые технологии требуют новых коммуникаций, новых медиа. Принцип Аugmented Reality я использовал и раньше в отдельных работах. Примерно год назад мне пришла мысль, что эту технологию можно распространить и на сам процесс презентации работ художника. Меня поддержали многие собратья по цеху. Так родилась идея создания выставки без картин как материальных объектов. Ольга Крохичева и Елена Абрамова загорелись идеей и организовали выставочное пространство. Сейчас выставка открылась в Петербурге, а проект с дорожными знаками работает по всей России.

Надеемся, что наша инновационная экспозиция привлечет зрителей. Ведь в ней есть и вау-эффект, и интерактивность, своего рода игровая механика.

Вообще говоря, цифровая живопись хорошо коррелирует с возможностью анимации. Московский медиахудожник Алексей Захаров создал для проекта великолепные анимациию работ. Это превосходный мастер, он очень точно чувствует замысел автора и развивает его, идет в анимации дальше в правильном направлении, с того места, где художник остановился.

Приложение для реализации проекта написал Михаил Ершов. Оно работает на Android и iPhone и выше (Android начиная с версии 6,но есть лайт-версия, которая работает на сколь угодно старых версиях). В проекте участвует 11 художников из России, Франции, США, Беларуси.

«Плотность пустоты» — первый шаг к тому, чтобы не ограничиваться выставочным пространством музеев и галерей, и сокращать расстояние между художником и зрителем. «Наполняем пространство искусством» — так звучит слоган нашего проекта.

VM: Что вы любите рисовать больше всего?

Больше всего я люблю рисовать небо, сам не могу объяснить, почему. Оно меня всегда притягивало, сколько себя помню. В детстве стоял на балконе часами и смотрел на облака. Страшно люблю летать на самолетах и смотреть в окошко.

VM: Какого зрителя вы хотели бы для своих работ?

Думающего, прежде всего. Но вообще-то я рисую для себя. Я – первый и главный зритель своих работ. Они очень личные и глубоко интроспективные. Поэтому я с удивлением обнаруживаю подобную картину мира у других. Часто повторяющаяся фраза «я вижу ваши сны» не перестает меня удивлять.

VM: Как выглядит процесс создания ваших картин? В каких программах вы работаете?

Сейчас я работаю практически только в Adobe Photoshop. Для тех задач, которые я перед собой ставлю, этого достаточно. У программы большой спектр возможностей, которые все время совершенствуются, но главное — это скорость создания изображения, возможность мгновенной фиксации возникающих образов, переноса всей совокупности ощущений в пространство виртуального «холста».

VM: Какое место, по вашему, цифровая живопись занимает в искусстве?

Цифровая живопись – вид медиаискусства, стремящийся к максимальной репрезентативности. Возникнув из чисто прикладного концепт-арта, создающегося для кино и игр, имитирующих, как правило, ту или иную вариацию реальности, чаще всего она, как и породивший ее концепт-арт, фигуративна, академична и наиболее консервативна с точки зрения использующегося языка.

Цифровая живопись стоит особняком по отношению к остальным видам цифрового искусства, является «реакционным». Художники не исследуют здесь новый медиум, новую технологию и ее влияние на человека и социум — они просто используют эту технологию как чрезвычайно удобную в работе и практически незаметную, «неотличимую от магии», и, тем не менее, совершенно «не компьютерную», несомненно являющуюся именно «ручной» живописью, со всеми ее особенностями и приемами, с точно такой же, как и в традиционной живописи, демонстрацией авторского стиля. Это, если угодно, возврат к традиционным видам изобразительного искусства на новом уровне.

Мы печатаем свои работы на холсте и выставляемся в галерейных и музейных пространствах также в силу вышеизложенных обстоятельств.

Сейчас цифровая живопись выходит из маргинальной зоны, где она находилась какое-то время, я считаю, справедливо. Хотя современные цифровые художники часто в профессиональном мастерстве рисовальщиков и живописцев не уступают традиционным, а иногда и превосходят их, они были жестко ограничены концептуальными решениями игровой или кино среды, в которых работали. Поэтому при высоком мастерстве содержание их работ оставалось внутри сценарного контекста.

Сейчас ситуация меняется. Художники, и особенно российские, стали выбирать серьезные темы, социальные, философские, иногда реалистичные, иногда мистические, с элементами сюрреализма.

VM: Есть ли художники, влияние которых вы испытали?

Конечно. Прежде всего, это Рене Магритт. Безусловно, Бексински. Вообще, я считаю, что Бексински — это квинтэссенция отражения всего, что произошло с человечеством в XX веке. Из цифровых художников — это Сергей Колесов, которого я считаю одним из лучших.

VM: Как вы хотели бы выставлять свои работы?

Я уже говорил о том, что считаю устаревшим и недостаточным традиционное экспонирование работ в виде распечатанных холстов. Возможно, что скоро мы немного изменим эту ситуацию. Возможно, что скоро специальные пространства для проведения выставок нам станут просто не нужны. «Плотность пустоты» — первый шаг на этом пути.

VM: Как вы отдыхаете?

Я счастливый человек. Для того, чтобы отдыхать, мне не нужны ни горячительные напитки, ни наркотики, ни шумные компании, ни экзотические поездки. Моя работа — это идеальный отдых, лучшая психотерапия и самое увлекательное развлечение.

VM: Вы открыли свою школу. Что вы хотели бы посоветовать начинающим художникам?

Мне всегда бывает трудно советовать и критиковать. Единственное, что могу сказать новичкам — мотивация важнее способностей. Во время учебы я был вовсе не в числе лучших рисовальщиков – просто я очень хотел это делать. Если человек хочет чем-то заниматься, его ничто не остановит. Прислушивайтесь к себе, поймите, что вас в действительности интересует, и рисуйте, рисуйте, рисуйте.

Познакомиться с другими работами Алексея Андреева, в том числе, в формате VR 4, а также приобрести их вы можете здесь:

alexandreev.com

alexandreev.livejournal.com

behance.net/alexandreev

https://www.facebook.com/hermetic.art?fref=pb&hc_location=friends_tab

https://www.facebook.com/alexandreevart/

https://www.facebook.com/alchemyAR/