Оседлавший время. Тобиас Греммлер / Tobias Gremmler

На наших глазах происходит чудо трансформации. Мы едва успеваем узнать очертания одного объекта, как он перетекает в другой. Это то самое, подлинное цифровое искусство, которое создается синтезом работы художника и программиста. А еще работы Тобиаса Греммлера — шаг к мечте Вагнера об универсальном произведении.

Björk Cornucopia show
Björk Cornucopia show
Björk Cornucopia show

Тобиас Греммлер работает на стыке многих видов искусства. Свой творчески путь он начинал с музыки. Но даже ее возможности ему показалось недостаточными. Ему хотелось задействовать не только слух, но и зрение, пластическую память тела и эмоциональный отклик души. Поэтому он обратился к визуальному ряду и к театру. Этот синтез привел к рождению неповторимых по зрелищности и эмоциональному воздействию работ. Художник, используя звук и изображение, воплотил мечту кубистов оседлать время.

Kung Fu Motion Visualisation
Марсель Дюшан. Обнаженная, спускающаяся по лестнице. № 2 / Nude Descending a Staircase, No. 2 by Marcel Duchamp

Греммлер не просто выражает через трансформации текучесть времени. Для него это — средство выразить «сосуществование человека и природы на основе эмпатии».

Эмпатия — главный инструмент творчества художника. Так, создавая визуализацию к классической музыке для Лондонского симфонического оркестра, он сознательно выключает в себе все знания, которые у него есть. Он делает это для того, чтобы придти к восприятию чистым, как ребенок, лишенный груза культурных наслоений и получающий впечатления только на основе глубокого эмоционального переживания.

Такой, почти чувственный, подход к созданию своих произведений позволяет Тобиасу добиваться соединения несоединимого. Например, в работе для театральной постановки «Зуни» он сочетает утонченный эротизм персонажей с точным соответствием движений китайских единоборств. Он исследует то, как костюм и движение меняют восприятие человеческого тела.

На сцене Тобиас творит настоящее волшебство. Реальные актеры действуют среди мира цифровых изображений и звуков, погружая зрителей в параллельные миры.

Греммлер работает в области дизайна, медиа-арта, цифре, является исследователем и преподавателем в Городском университете Гонконга. Для него все области его деятельности взаимосвязаны. Прежде чем заняться визуализацией, он сочинял музыку для театра танца. И танец, и музыка тесно связаны со временем, и это натолкнуло его на желание сделать это время зримым.

Театр многому научил Тобиаса. И, прежде всего, методу комплексного подхода к произведению. В его работах каждый из видов искусств, к которым он обращается, влияет на другие.

Большое влияние на творчество Греммлера оказала и оказывает китайская культура. Недаром местом для жизни художник выбрал Гонконг. Тобиас видит для своего искусства пример в целостности китайской культуры, где, например, есть корреляция между движениями кун-фу и динамикой удара кисти в каллиграфии.

Одна из самых ярких работ художника — его проект Tabula Rasa, созданный для концертного шоу Бьорк. На огромный экран и занавес проецировался видеоряд, где певица трансформировалась в фауноподобные цветы, и эти трансформации менялись, перетекая одна в другую, от панорамы до лица Бьорк крупным планом, снова сменяясь перевоплощениями человеческого тела в растения.

Тобиас говорит, что большая часть его работ привязана к реальным событиям. И в этом смысле он повторяет судьбу своих предшественников, которых мы сегодня называем великими художниками, но, которые при жизни большую часть своего времени отдавали созданию сложнеших декораций для многодневных и пышных празднеств. Я говорю о Леонардо да Винчи, Бронзино, Яне ван Эйке и многих других.

Pieter van der Borcht. Archduke Albert and Infanta Isabella Clara Eugenia as Spanish Regents making a ceremonial entry into Antwerp 1599.

Конечно, работы Тобиаса, как и других художников этого жанра уязвимы. Они изучают неуловимое — время и движение. А это всегда немного эфемерные категории, которые зависят от очень многих факторов. И, если картине, чтобы сохраниться в вечности, достаточно холста и красок, то проектам Тобиаса нужно много всего — это и формат файла, и считывающее его устройство, и сложная система проецирования и звуковоспроизведения, и задействованность нескольких специалистов. Это еще больше роднит то, что делает Греммлер с грандиозными работами декораторов и инженеров прошлого. От их великих произведений сегодня остались лишь книжные иллюстрации. Это серьезная уязвимость жанра. Но тот, кто хочет оседлать неуловимое время и раскрыть душу движения, идет на этот осознанный риск.

И пусть будущее хранит их!