Селезнёв Vs Железнова. Новый русский романтический герой.

Художник — создание остро чувствующее время. Именно это, пожалуй, отличает крепкого ремесленника от творца. И, если традиционное contemporary art продолжает ориентироваться на эпатаж, на вау-эффект, на интерактивное участие, то в сфере digital art складывается несколько направлений, которые руководствуются более тонкой настройкой. Это касается особенно российского сегмента цифровой живописи.

Одним из таких направлений становится новый романтизм. Цифровые художники (я говорю именно о художниках, а не о создателях концепт-арта), свободные от конъюнктуры рынка, имеют возможность следовать тем настроениям, которые витают в обществе. И некоторые из них очень точно уловили растущую потребность социума в романтизме. Причины такого явления я излагала в статье «Неонеоромантизм. Романтические параллели между прошлым и настоящим» (https://museumofdigital.art/neoneoromantizm/), поэтому останавливаться на них подробно не буду. Скажу только, что для романтического героя сегодняшнего дня действительность предоставляет очень мало возможностей реализоваться. Возможно, именно поэтому возникновение такого героя происходит не в традиционной, а в цифровой живописи с ее существованием на границе материального и нематериального.

"Ведьма" Юрия Хилла как пример типичного цифрового романтизма / "Witch" by Yuri Hill.

Музей сегодня представляет двух художников, творчество которых стало событием именно в области создания образа романтического героя современности. Оба этих героя принадлежат российской действительности и не мыслятся вне национальных границ. Вместе с тем они представляют полярные величины. Автор первого и по времени создания, и по времени размещения в нашем музее — Александр Селезнёв. Хотя техника его картин с использованием грубого мазка, крупных пиксельных элементов, контрастных акцентов ближе к экспрессионизму, но нарратив работ именно романтический.

Але5ксандр Селезнёв. Первая кровь. / First Blood by Alexandr Seleznev.

Бесстрашная рыжеволосая девушка, освещающая ярким и чистым пламенем сумрак провинциальной жизни — это очень притягательный образ романтической героини, сродни прекрасным вагнеровским валькириям, блоковской Сольвейг, леди Годиве Артуровского цикла и Ассоль из «Алых парусов».

 

Огненноволосая Крашина вспыхивает обжигающей искрой во тьме разбитых улиц, наделяет автора и зрителя способностью видеть скрытые смыслы вещей и явлений, прозреть прошлое и предвидеть будущее. Это девочка из нашего двора, не похожая на других, открытая до оголенного нерва, сильная и настоящая, как пламя, непримиримая и милосердная, как совесть. В ней нет ничего неискреннего, ничего наносного, никакой позы и рисовки. Она одна против всей черноты мира, и от этого она только веселее и злее.

Это путеводный огонек потерявшемуся в ночи. Она не носит дорогих нарядов, не наращивает ресницы, не читает гламурных журналов. Ее друзья — обычные ребята из обычного двора, а жизнь не изобилует развлечениями. Но тем притягательнее чистое пламя ее бунта и ее сострадания к падшим.

Александр Селезнев – очень чуткий к времени художник. Он ощущает тонкие вибрации настроений, которыми насыщена атмосфера сегодняшней России. Запрос на поступок, на сильное действие разлит в воздухе. Полыхающий огонек красно-рыжих волос пока еще одинок, но «пепел Клааса стучит в ее сердце», озаряя мир вокруг светом сострадания к бедной и уродливой жизни, к беспросветному быту, к тяжелым, неповоротливым в своих чувствах людям. Скупой изобразительный язык Саши Селезнёва напоминает нам о хрупкости красоты в мире мрака и застывшего хаоса. Эта спасительная красота — маркер нового направления в искусстве, которое я бы назвала сострадательным романтизмом.

Говорящая пронзительная деталь – бутылка в безлюдности поля, светящиеся одуванчики, пятна солнца на стене, мокрое белье на веревке – все это характерные черты сострадательного искусства, где автор не только чувствует и знает жизнь своих героев, но и остро сопереживает им.

То, что рисует художник Александра Железнова, принадлежит совсем иной реальности. Образ ее романтического героя, скорее, антагонист Крашиной. Но само по себе явление такого героя — крупнейшее событие в художественной жизни России.

Возможно впервые страна получила не картонный образ собирательного Александра Невского, а реального героя нашего времени во плоти и крови. И это не мускулистый красавец со стандартной внешностью супермена. Нет, это мягкий, белый, немного рыхлый, с оплывшим телом и лицом, коротко стриженный человек в возрасте от 30 до 40 лет, всегда одетый в белоснежную рубашку и пиджачную пару. У него немецкое имя Айзен, что в переводе означает «Железо». И он государственный человек. Он приносит клятву на знамени, и этот ритуал сопровождается комментарием автора: «Кто поклялся на государственном флаге, себе не принадлежит».

Если мы пролистаем работы Александры Железновой, мы увидим имперский стиль с элементами готики, с мазком, имитирующим масляную живопись, выдержанную в суровой черно-бело-красной гамме.

Картины Александры — это иллюстрации к ее роману «Самый темный час», выход которого она готовит в 2021 году. Замысел романа, возможно, раскрывается в живописных работах, но мы не будем с этим спешить, потому что велика вероятность ошибки. Ясно одно, что обществу явлен новый тип романтического героя, который, в отличие от прежних, прочно вписан в систему и сам является ее опорой. Он держит в руке стяг, он идет на врага без забрала, он готов к самопожертвованию, он позиционирует свою жизнь как высокую миссию, которую должен выполнить даже путем самоотречения. Именно готовность к жертве и делает этого немного смешного увальня поистине романтической личностью.

И, если в обществе существует запрос на романтизм вообще, то среди так называемой правящей элиты появился запрос на романтический аристократизм. Каждый более-менее крупный чиновник действительно хотел бы считать себя не захребетником на шее народа, а бескомпромиссным Парцифалем, в поте лица своего добывающим для Отечества Святой Грааль. Это не игра, это подлинное самоощущение, формирующееся в чиновничьей среде. И художник точно это чувствует и передает.

В образе рыцаря без страха и упрека господина Айзена нет ни капли иронии. Он действительно ощущает себя последним прибежищем порядка в мире хаоса. Поэтому так органично смотрятся в его руках и стяг, и меч, и кожаный портфель.

Вообще все, что происходит в картинах Александры Железновой, чрезвычайно серьезно и наполнено подлинным драматизмом. И это тоже характерно для романтической живописи, не допускающей и мысли о легкомыслии или насмешке. То, что делает Александра — серьезная заявка на вечность. Будет ли живо чиновничество через годы и века, или отойдет в мир иной, но образ самоотверженного служителя меча и портфеля останется, быть может, не столь красивой, но аргументированной легендой о том, кем мнили себя люди, так самозабвенно игравшие судьбой большой страны.

Больше работ Александра Селезнёва вы можете посмотреть здесь:

https://vk.com/id17508672

С творчеством Александры Железновой можно познакомиться по ссылкам:

https://herreisen.tumblr.com/

https://vk.com/herreisen

О проекте