Что ждет музей в новом году.

Декабрь 2019 и январь 2020 года возможно станут для музея переломным этапом. С одной стороны, мы прожили уже маленькую, но вполне сознательную жизнь. С другой стороны — все только начинается. Проведя ревизию своей небольшой экспозиции, мы пришли к выводу, что музей, строго говоря, не совсем соответствует своему названию. Мы заявили его как площадку, где выставляется цифровое искусство, но на самом деле большую часть экспозиции отдали как раз тем видам digital art, которые относятся, скорее, к уже постцифровой эпохе.

Из серии «Мясо дракона» Rentao_22-10 / From the series «Dragon Meat» by Rentao_22-10

Поясню. Большая часть экспозиции — это работы цифровых живописцев, графиков и скульпторов, которые пользуются новыми технологиями, не ставя задачу изучить их свойства. Для этих художников планшет и компьютер вместе с установленными на них программами — просто удобный материал. Собственно, так поступает и просто художник. Он не очень вдается в технические особенности изготовления красок, холстов и кистей, которыми пользуется. Таким образом, цифровой живописец и график уже перешагнули границы цифровой среды, они ее не изучают, они пользуются ее наработками.

Александр Седезнёв. Без названия. / Untitled by Alexandr Seleznev.

Это, конечно, тоже не совсем точный диагноз того, что происходит в цифровой живописи и графике. Безусловно, какое-то исследование возможностей, которые дают графические редакторы, присутствует. Кто-то экспериментирует с фильтрами, кто-то с кистями, кто-то с текстурами, но самые сильные из цифровых живописцев и графиков пользуются очень ограниченным набором средств и считают это одним из условий своего успеха.

Андрей Сурнов. Chrysalis / Chrysalis by Andrey Surniv

Они относятся к цифровым технологиям как к утилитарному инструменту для того, чтобы продолжать дело мастеров прошлого. Экспозиция музея пополняется, в основном, их работами. И это наш осознанный выбор. О его причинах — чуть ниже.

Пока же следует отметить, что музей планирует расширять представление и истинно цифровых видов искусства. Сейчас мы экспонируем только несколько примеров цифровых инсталляций и фрактальной графики. В новом году этот раздел будет расширяться, и здесь появятся новые виды Digital Art.

Больше внимания будет уделено тому, что принято называть Game Art. Это сложное явление, наиболее полно воплотившее в себе то, что с легкой руки Рихарда Вагнера именуется универсальным произведением искусства.

Manifold Garden

И, наверное, придется добавить пару рубрик. Одна из них объединит исследования и публикации в области анимационных фильмов. К сожалению, за бортом остается все, что делается в работе со звуком, но, увы, таких специалистов у музея пока нет.

Теперь — об основной части экспозиции, о цифровой живописи, графике и скульптуре. Музей отдает приоритет этим видам цифрового искусства по нескольким причинам. И первая из них заключается в наиглавнейшей задаче, которую решает искусство. Это поиск бессмертия, непреодолимое желание человечества остаться в вечности.

Если мы обратимся к прошлому, то обнаружим, что все, по чему мы можем судить о людях и событиях, которые произошли много веков назад — это источники на носителях, устойчивых к течению времени. Архитектура, скульптура, фреска, вазопись, картина, свиток или книга, ремесленное изделие пережили столетия и донесли до нас мысли, чувства и память прошлого.

Гораздо хуже обстоит дело с музыкой. Мы не знаем, как она звучала, потому что не было носителей, которые бы донесли ее до нас.

Это относится и к другим видам искусства, которые занимали в прошлом центральное место в жизни стран и народов. Религиозные мистерии, сложнейшие по сценарию и материальному воплощению дворцовые праздники и церемонии, грандиозные театральные действия, красочные карнавалы — все, над чем большую часть времени работали художники прошлого, дошло до нас только в бледных описаниях хроник или в статичных изображениях на фресках и гравюрах. Все, что было связано с процессом, требовало усилий многих людей, т. е. являлось фактически универсальным произведением, было утрачено. А картины и росписи остались в вечности.

Усыпальница Хонсо Эм Хеба. Фиванскийй некрополь. 3200 лет назад. / Tomb of Honso Em Cheb. Theban Necropolis. 3200 years ago.

Много ли игр, которые возникли на заре цифровой эры, дожили до наших дней? Увы, нет. К счастью, человечество вовремя опомнилось, разыскало и сохранило некоторые игровые автоматы. Они теперь стали музейными экспонатами.

Сложнейшая проблема алгоритмического искусства состоит как раз в этом — кроме самого произведения, нужен носитель и воспроизводящая аппаратура. Это же относится и к цифровому видео, и, в особенности, к играм.

Устаревание воспроизводящей техники идет стремительными темпами, а вместе с исчезновением одних средств и заменой их другими может исчезнуть и игра.

Можно возразить, что эта же проблема стоит и перед цифровой картиной, скульптурой и иллюстрацией. Да, но картину, иллюстрацию и скульптуру гораздо легче перенести на аналоговый носитель — бумагу, холст, пластик, металл. И музей считает, что это необходимо делать. В ближайшем будущем мы намерены искать партнеров для того, чтобы создавать материальные копии цифровых работ.

Как бы мы ни уходили в виртуальное пространство, мир все равно материален, и рано или поздно, виртуальное пространство тоже будет материализовано. Пока этого не произошло, наша задача — максимально полно сохранить произведения цифрового искусства для будущего.